Маленькие рассказы

  • Фев-13, 2008
  • Oni
  • 1 Комментариев

Рум, Безглазый и Клетка слушали музыку.
Безглазый сидел на своем любимом подоконнике (за окном для разнообразия сделали безлунную, но очень звездную ночь над полем) смотря на звезды чуть склонив голову в сторону звуков.
Рум сидел в кресле. В его лапе был стакан чаю. Старый стакан, с металлической подставкой и маленькой серебряной ложечкой. Правда, стакан был больше чем обычный. Раза в два. Иногда Рум бесшумно отпивал из стакана чай, лишь чуть-чуть мелодично позвякивая ложечкой в стакане. Взгляд Рума был отсутствующий – звуки музыки уносили его мысли в прошлое.
Клетка как всегда сидел на полу, опершись о стену. Его глаза были закрыты, а голова и рука двигались в такт звукам.
Музыка доносилась из старого патефона, стоявшего в углу у прохода на маленькой поставке. Иногда из трубы патефона доносились звуки классических мелодий, иногда кельтских фантазий. Иногда и совсем непонятные, но красивые звуки (хотя для их восприятия нужно совсем другое строение слухового аппарата) – музыка одного маленького пузыря, где жил странный народ низших.
Вдруг во мраке комнаты появилось мягкое свечение. Свечение разрасталось, и вскоре в комнате в проеме прохода весела прозрачная фигура.
- У нас гость. – тихо сказал Безглазый.
Клетка сразу же открыл глаза и уставился на фантом.
Рум поставил стакан на подлокотник кресла и встал.
- Ну и кто тут у нас? Хм... Как тебя зовут, душа низшего?
- Мира. Где я? – спросил фантом.
- Мира. Приятно познакомиться, меня зовут Рум. А это – Рум указал лапой – мои друзья. Вот того маленького зовут Вечная Клетка. А этого я называть не буду – он не любит когда, о нем говорят. Ты у нас...хм... дома. Хочешь чаю?
- Я... не знаю... а можно?
- Конечно можно – садись в кресло, мне все равно надо чуть подвигаться, а то засиделся. – с этими словами Рум отошел к патефону и стал там делать приседания.
Фантом юркнул в кресло, уселся и свесил ноги (кресло было очень большое). И, взяв второй стакан чаю (поменьше) с подлокотника, стал по очереди рассматривать то Рума, то Клетку, то Безглазого. Клетка тоже смотрел на фантом и улыбался. Заметив это, фантом смутился и уставился на Безглазого.
- Это сон, да?
- Для тебя – это сон. Для нас – это жизнь. – тихо сказал Безглазый.
- А вы кто? – спросил фантом, болтая ногами – вы боги, да?
- Мы не те кого вы называете богами. Мы не имеем отношение ни к вам, низшим, ни к средним, ни к высшим – это как раз те кого вы называете богами. – ответил Безглазый.
- А почему вы называете меня низшим? Это обидно – чем я хуже вас! – возмутился фантом.
Рум перестал притворяться что делает зарядку.
- Не обижайся. Ты ни чем не хуже нас. Просто это название мы переняли у низ… хм.. у вас – тех кто зовет себя людьми. Это просто описывает силу существа. Вы – самые слабые, средние – это ваши пророки, чудотворцы, те, кого вы называете полубогами, монстрами – ближе к средним. Высшие – это те кого вы зовете богами. На самом деле вы одинаковы – просто кто-то из вас смог получить силу и воспользоваться ею. В меру своего понимания этой силы.
- А вы? Вы кто? Вы создатели, да?
- Нет.. В одно пуз... мире, который уже л... погиб, нас звали изначальными. Мы жили всегда, даже когда пу... прости миров почти не было.
- Хватит! – Безглазый соскочил с подоконника. – Рум, прекрати. Эта низшая должна знать все так как есть.
- Может не стоит? – вопросительно сказал Клетка.
- Стоит! – и Безглазый одним движением оказался перед креслом и фантом сжался, когда Безглазый навис над ним. – Запомни, низшая – мы, те кто не задает вопрос – зачем мы есть. Потому, что нам не интересно это – мы живем, а значит так надо! Мы не устраиваем из-за этого глупого вопроса войны и уничтожения. Нам нет дела до жителей пузырей – так называются ваш дом, который вы называете миром. Это всего лишь субстанция напоминающая мыльный пузырь в вашем понимании. И рано или поздно каждый пузырь лопается! И не важно кто ты в этом пузыре – низший, высший или средний – когда лопается пузырь ничего и никого не остается. А мы просто живем. У нас нет пузыря, потому что нам он не нужен. Пузыри нужны вам – и низшим и высшим – всем вам. – Безглазый раздраженно махнул в сторону Рума, пытавшегося прервать его монолог – Вы не можете жить без границ. Несмотря на то, что ваши границы – лишь мыльная пленка - вы цепляетесь за них изо всех сил, будто это самое важное, что есть у вас! Но это всего лишь мыльные пузыри!
В комнате стало тихо и стал слышен странный звук, исходящий из прохода. Звук как будто лопаются пузыри. Пык… пык…пык…пык-пык… пык…
Девочка-фантом в кресле сжалась.
- Мой мир – не мыльный пузырь. Мой мир не пузырь. Слышишь!!!! Мой мир не мыльный пузырь!!! – крикнула девочка, вскочив и встав в кресле в полный рост. Она с ненавистью посмотрела в лицо Безглазого.
- Не веришь? – хмыкнул Безглазый – хочешь увидеть?
- Может не надо? – жалостно прошептал Клетка.
- Нет пусть покажет! – крикнула девочка – пусть покажет – это все равно не правда!
Безглазый выпрямился и сложил руки на груди.
- Видишь проход? – Безглазый кивнул на проем в стене. – Иди и посмотри. Там небольшой коридор. Пока будешь идти по нему – подумай – надо ли тебе знать все до конца?
- Надо! И пойду – девочка соскочила с кресла – и посмотрю! Нет там ничего такого – там всего лишь поле – то, что у вас в окошке.
Девочка в бежала в проход. Там был небольшой коридор. Стало тихо. Снова вернулся странный звук. Пык… пык…пык…пык-пык… С каждым шагом звук становился сильнее. Девочка сначала шагала быстро, потом стала замедлять шаг. Уже почти подойдя к выходу из коридора (он светился странным матовым светом), за три шага она остановилась.
- И пойду... и посмотрю... - тихо повторила она. И сделала три твердых шага.
Раздался крик. Крик отчаянья, рушения надежд и страха.
В комнате уже исчез патефон. Безглазый сидел на подоконнике. Клетка сидел на полу, уткнувшись в сдвинутые колени. В кресле сидел Рум и пил чай.
- Ну и зачем? – наконец сказал Рум.
- Что «зачем»? – переспросил Безглазый.
- Зачем ты все ей сказал? Это ж ребенок всего лишь.
- Ребенок-жеребенок... - буркнул Безглазый. – Вот и хорошо, что ребенок. Может хоть она что-то сделает. Не вечно же им быть низшими!
- Ну ты же сам знаешь – им это не дано. Их сколько пробовало? Не счесть… А толку? – Рум раздраженно пожал плечами. – Ну будет еще одна глупая надежда изменить что-то. Опять будут войны, конфликты, перемены. Опять они «поднимут свои флаги». А через их сотню лет все забудется. Будут только сказки и легенды. Глупость…
- Ну и пусть… - тихо прошептал Безглазый.
Рядом с проходом появилось шевеление.
- И все равно мой мир – не пузырь! – фантом девочки появился в проеме. – Все равно не пузырь! Я все сделаю – но он не пузырь! И он не лопнет и не умрет! – фантом вспыхнул ярким светом и пропал.
- Хм… во как! – хмыкнул Рум.
Клетка улыбнулся и махнул рукой – в комнате снова появился патефон. Комната наполнялась звуками классики.
- Может так… может так… - тихо шепнул Безглазый, вздохнул и закончил фразу - …и будет.
Где-то далеко в маленьком доме проснулась маленькая девочка. По ее лицу текли слезы. Она всхлипывала и шептала «Не пузырь… не пузырь… я все сделаю…» В комнату вошла мама девочки, включила ночник и, сев на кровать, обняла дочь. Девочка уткнулась в маму, та погладила ее по голову.
- Ну тихо, тихо. Это всего лишь плохой сон. Все хорошо, все будет хорошо, - утешала мама.
Девочка успокоилась.
- Ну давай спать? - спросила мама. Девочка кивнула.
- Давай я тебя укрою, зайчонок, - мама уложила девочку, накрыла одеялом и заботливо погладила по голове. Подойдя к двери, она выключила свет и вышла. Девочка засыпая, прошептала:
-Я все сделаю!

Комментарии

    • psihundra
    • 23:15
    • 10 Ноя, 2009

    Здравствуйте, очень рассказ понравился, как бы выйти на автора...

Авторизируйтесь что бы добавить свой комментарий

© 2021 / ALL RIGHTS RESERVED